Компромат

Совершенно секретно, май 2002,интимные дела принца среди его клиентов принцесса княжества монако каролина, модельер карл лагерфельд, топ модель клаудиа шиффер и многие другие знаменитости, о которых постоянно судачит мир елена светлова говорят, он не любит давать интервью и не слишком жалует журналистов. Больше месяца я добросовестно названивала в гамбургский офис в надежде услышать голос мэтра.

Секретари были неумолимы господин адвокат в отъезде, занят, в суде, не может подойти. Долгая осада все таки дала положительный результат, но мне до конца не верилось, что интервью состоится.

От сердца отлегло окончательно, когда гостиничный портье многозначительно протянул мне факс из секретариата принца с подробным планом расположения респектабельной адвокатской конторы. Откровенно говоря, я ожидала увидеть вариант судейского крючка, сухого и чопорного, но напряжение сменилось восхищением, когда на пороге возник знаменитый маттиас принц блестящий, обаятельный, остроумный. Настоящий принц.

Господин доктор, как стать адвокатом звезд везение плюс усердие. В нужное время получить правильное дело и победить это везение. А усердие подразумевает тяжелый труд.

Помните первый процесс это было интереснейшее дело, связанное с юлиусом хакеталем самым знаменитым в то время немецким врачом революционером, пытавшимся изменить существующую медицинскую систему и покушавшимся на порядок обслуживания смертельно больных. У него наблюдалась пациентка, которая страдала раком.

Женщина перенесла одиннадцать операций. У нее было изуродовано лицо, а злокачественная опухоль на лицевом нерве терзала постоянными адскими болями.

Юлиус хакеталь дал несчастной пациентке цианистый калий, и она добровольно его приняла. Врач снял ее уход из жизни на видеокамеру, а в свидетельстве о смерти написал как есть отравление цианистым калием. Полиция сразу завела уголовное дело, врачебная палата пыталась отобрать лицензию.

Хакеталя представлял иозеф аугштайн один из самых знаменитых звездных адвокатов, брат рудольфа аугштайна, издателя шпигеля. Но так случилось, что адвокат внезапно скончался от инфаркта за своим рабочим столом.

У хакеталя появилась идея фикс найти молодого, ничем не обремененного адвоката, чтобы вместе с ним отправиться в плавание к новым берегам в море юриспруденции. Мне было двадцать восемь лет, я считался свежеиспеченным адвокатом.

Мы вместе разработали линию защиты и выиграли дело в обеих инстанциях. Хакеталь вернулся к практике, а я приобрел известность.

Проснулись знаменитым, как актер примерно так. После случая с хакеталем пришли другие дела, которые вызывали интерес прессы.

Например, история со знаменитым модельером карлом лагерфельдом. Крупнейшая немецкая ежедневная газета бильд напечатала материал с аршинным анонсом на первой полосе карл лагерфельд потребовал удалить инвалида из салона первого класса самолета авиакомпании люфтганза со словами меня зовут лагерфельд, я плачу за полет первым классом и не желаю за свои деньги видеть это! заметка попалась мне на глаза в субботу утром на заправочной станции.

Я знал лагерфельда и сразу подумал, что он не мог сказать такое. А в понедельник он сам позвонил мне это полная чушь.

Я уже несколько лет не пользовался линейными самолетами, летаю только на частном. Займись этим делом. На первой полосе бильд появилось большое опровержение, а томас готтшальк, который вел в то время ежедневную колонку в этой газете и был телеведущим программы спорим, что.

. от имени бильд принес карлу лагерфельду извинения перед десятью миллионами телезрителей.

Лагерфельд получил большую сумму за моральный ущерб. Это было в 1989 году.

Потом начались серийные процессы вокруг принцессы княжества монако. Газета бильд для вас не чужая. Ваш отец был ее главным редактором, а выработали в ней журналистом.

То, что я сегодня делаю, находится на стыке юриспруденции, правоведения и средств массовой информации. Наш стиль выработался благодаря очень хорошему знанию информационной сферы.

Мой старший партнер и компаньон с 1969 года был председателем палаты прессы земельного суда. Я вырос на журналистике.

Мой отец был журналистом, мой брат журналист, и я сам работал журналистом. Мой отец действительно возглавлял газету бильд в 1970 1980 годах, думаю, он дольше всех продержался на этом посту.

Но история с лагерфельдом случилась позже. И все же.

. Вы испытываете особые чувства к этой газете потому что главный редактор мой друг но у меня много друзей среди главных редакторов. К этому нужно относиться профессионально, по спортивному.

Можно дружить с тренером одной команды, а играть в команде соперника. Вы слывете мстителем жертв прессы. А журналистов защищаете в суд обычно подают не на журналиста, а на его издание, в котором есть большой юридический отдел и собственные юристы.

Мы защищаем жертв прессы и журналистов как частных лиц от издательств. Очень редко и очень сдержанно мы представляем в суде средства массовой информации, но это совершенно иная правовая позиция.

В смерти принцессы дианы многие обвиняют.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

About the Author

Leave a comment